Новости города БезФормата.Ru
Грозный
Главные новости
 
Задать вопрос?

Борьба с тенью в темной комнате


Фото: kchrline.ru

Экономисты Владимир Гимпельсон и Ростислав Капелюшников о том, стоит ли и как бороться с неформальной занятостью

В последнее время тема «легализации теневой занятости» стала крайне популярной. Об этом все чаще говорят министры, депутаты, чиновники. Называются огромные цифры в несколько десятков миллионов человек – тех, о занятии которых чиновники ничего не знают, но хотели бы знать всё. Этот неожиданно появившийся интерес объясняется, по-видимому, просто: бюджету срочно нужны дополнительные доходы.

Теперь о «достижениях» в деле «выведения на свет» отчитываются даже на заседаниях правительства. Министр труда, например, выступая 19 апреля с отчетом, отметил : «… в 2016 г. выявлено 2 430 782 человека (в 2015 г. – 2 266 000 человек), находящихся в неформальных трудовых отношениях, из них легализовано 2 285 383 работника (в 2015 г. – 2 022 000 человек)». Это, наверное, можно было бы расценить как большой успех, но что стоит за этими цифрами, стороннему наблюдателю не совсем ясно. Было бы хорошо, если бы Министерство труда рассказало, кто эти люди, которых оно «легализовало», чем они занимались до этого и что с ними стало потом, а также как оно это делает. Интересно, сколько стоили эти усилия и что в итоге они принесли бюджету. Если это успех, то почему бы о нем не рассказать поподробнее.

Из цитаты в докладе министра следует, что неформальные трудовые отношения являются нелегальными. Однако согласно международным рекомендациям по измерению ненаблюдаемой экономики нелегальной деятельностью считаются изготовление и торговля оружием, производство и распространение наркотиков, проституция и т. п. По-видимому, речь не об этом, а о том, что в статистике называется неформальной занятостью. Работа нянькой, сиделкой, репетитором и т. п. – это не подпольное изготовление бомб или наркотиков.

Неформальная деятельность не может быть «легализована», поскольку она не является запрещенной. По-видимому, чиновники считают нелегальным все, с чего не уплачены налоги и социальные взносы. Впрочем, это отчасти вопрос терминологии, но он чреват последствиями: не окажутся ли в какой-то момент у нашей власти «нелегальные няньки и сиделки» уголовными преступниками? Если в стране примерно из 70 млн занятых 15–20 млн, как нам говорят чиновники, являются «нелегальными», возникает вопрос – что за общество и экономику мы построили?

Откуда нам известно, сколько в экономике таких работников? На какие оценки здесь можно опираться? Прежде всего, это данные Росстата. В одной из его недавних публикаций говорится, что масштаб занятости в неформальном секторе в 2016 г. вырос: таких работников стало 15,37 млн по сравнению с 14,827 млн годом ранее. Их численность, таким образом, выросла на 0,5 млн человек, или на 0,7 п. п., – с 20,5 до 21,2% от всех занятых. В 2015 г. их было больше, чем в 2014 г., а в 2014-м – больше, чем в 2013-м. С каждым годом «неформальность» ширится (отметим, что Росстат говорит про занятых неформальной, а не нелегальной деятельностью).

В последнее время тема «легализации теневой занятости» стала крайне популярной. Об этом все чаще говорят министры, депутаты, чиновники. Называются огромные цифры в несколько десятков миллионов человек – тех, о занятии которых чиновники ничего не знают, но хотели бы знать всё. Этот неожиданно появившийся интерес объясняется, по-видимому, просто: бюджету срочно нужны дополнительные доходы.

Теперь о «достижениях» в деле «выведения на свет» отчитываются даже на заседаниях правительства. Министр труда, например, выступая 19 апреля с отчетом, отметил: «… в 2016 г. выявлено 2 430 782 человека (в 2015 г. – 2 266 000 человек), находящихся в неформальных трудовых отношениях, из них легализовано 2 285 383 работника (в 2015 г. – 2 022 000 человек)». Это, наверное, можно было бы расценить как большой успех, но что стоит за этими цифрами, стороннему наблюдателю не совсем ясно. Было бы хорошо, если бы Министерство труда рассказало, кто эти люди, которых оно «легализовало», чем они занимались до этого и что с ними стало потом, а также как оно это делает. Интересно, сколько стоили эти усилия и что в итоге они принесли бюджету. Если это успех, то почему бы о нем не рассказать поподробнее.

Из цитаты в докладе министра следует, что неформальные трудовые отношения являются нелегальными. Однако согласно международным рекомендациям по измерению ненаблюдаемой экономики нелегальной деятельностью считаются изготовление и торговля оружием, производство и распространение наркотиков, проституция и т. п. По-видимому, речь не об этом, а о том, что в статистике называется неформальной занятостью. Работа нянькой, сиделкой, репетитором и т. п. – это не подпольное изготовление бомб или наркотиков. Неформальная деятельность не может быть «легализована», поскольку она не является запрещенной.

По-видимому, чиновники считают нелегальным все, с чего не уплачены налоги и социальные взносы. Впрочем, это отчасти вопрос терминологии, но он чреват последствиями: не окажутся ли в какой-то момент у нашей власти «нелегальные няньки и сиделки» уголовными преступниками? Если в стране примерно из 70 млн занятых 15–20 млн, как нам говорят чиновники, являются «нелегальными», возникает вопрос – что за общество и экономику мы построили?

Откуда нам известно, сколько в экономике таких работников? На какие оценки здесь можно опираться? Прежде всего, это данные Росстата. В одной из его недавних публикаций говорится, что масштаб занятости в неформальном секторе в 2016 г. вырос: таких работников стало 15,37 млн по сравнению с 14,827 млн годом ранее. Их численность, таким образом, выросла на 0,5 млн человек, или на 0,7 п. п., – с 20,5 до 21,2% от всех занятых. В 2015 г. их было больше, чем в 2014 г., а в 2014-м – больше, чем в 2013-м. С каждым годом «неформальность» ширится (отметим, что Росстат говорит про занятых неформальной, а не нелегальной деятельностью).

Но и это не всё. Что делать с теми, кто работает неформально по четным месяцам и не работает по нечетным, или полгода так, а полгода иначе? Что делать с теми, кто платит не со всех доходов, а только с их части? Ни Росстат, ни налоговая статистика этого видеть не могут.

Но есть ли другие причины для минимизации неформальности, независимо от тонкостей ее определения? И да, и нет.

Из аргументов «за» отметим следующие. Это преимущественно низкопроизводительный, некапиталоемкий и плохо оплачиваемый труд, недоиспользующий сложный человеческий капитал. Занятые здесь не имеют социальных гарантий, не защищены в социальном плане, а их доходы крайне нестабильны. Если бы такие работники переместились бы в формальный сектор, то при прочих равных было бы лучше и экономике, и им самим.
Но есть и веские аргументы «против». Неформальный сектор часто является колыбелью предпринимательства. Многие современные высокотехнологичные корпорации родились в «гаражах». Он выступает амортизатором безработицы, предоставляя потерявшим работу источник доходов. Эти доходы являются компонентом спроса, поддерживающего экономический рост. Если бы не такая занятость, то возросли бы государственные расходы и на поддержку безработных, и на поддержку бедных.

Однако итоговый баланс не очевиден, он зависит от многих обстоятельств. Но если речь идет о крестовом походе против нянек, сиделок, репетиторов или отделочников наших квартир, то он может принести обществу гораздо больше экономического и социального вреда, чем пользы.
Откуда они берутся

В любом случае полезно установить причину того, что более 20% занятых трудятся в «неформальном секторе» (в определении Росстата). «Легализаторы», как кажется, часто подозревают неформалов в укрытии больших доходов. Возможно, в отдельных случаях это и так. Однако в массе своей эти люди получают на 20–30% меньше, чем они получали бы, работая в формальном секторе. Это соотношение следует из наших исследований неформальности на российском рынке труда. Последние расчеты Росстата средней заработной платы с учетом всех категорий занятых (в организациях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц) подтверждают эти оценки.

Отсюда следует, что многие неформалы хотели бы назад в формальный сектор; тем более что сами они родом оттуда и имеют большой трудовой опыт и «формальный» стаж. Однако непрерывное сжатие этого сектора ведет к последовательному вытеснению из него части работников. В условиях же мизерного пособия по безработице и отсутствия формальных вакансий неформальный сектор зачастую остается единственным убежищем, абсорбирующим избыточную (для формальных предприятий) рабочую силу. И если мы рады тому, что безработица остается низкой, то это благодаря неформальному сектору, а не специальным мерам на рынке труда.

Но почему сокращается формальный сектор? Он это делал и в хорошие времена (в периоды бурного роста экономики), и в кризисные. Создание новых – формальных – рабочих мест у нас всегда шло крайне вяло. Институциональные причины этой вялости хорошо известны. Вроде бы продвижение по индексу Doing Business должно помогать решению этой проблемы, но оно успешно нейтрализуется специфическим правоприменением, в индексе не учитываемым. А при отсутствии доверия к государству создание новых формальных рабочих мест оказывается сверхрисковой стратегией, чреватой серьезными убытками. Так что отказ от нее российского бизнеса ничуть не удивителен.
Что с ними делать

Мировой опыт свидетельствует, что борьба с неформальностью не может вестись в лоб, а репрессивные меры в лучшем случае бессильны (в худшем – контрпродуктивны). Даже если представить, что с их помощью можно (хотя бы частично) вытравить неформальные трудовые отношения, то ценой этого почти наверняка будет резкий рост безработицы и экономической неактивности. При столкновении с дилеммой «неформальная занятость или безработица» едва ли следует делать однозначный выбор в пользу последней.

Во-первых, неформальность на рынке труда в принципе неустранима. Ее разрастание дает нам ясный сигнал о наличии искаженной системы стимулов и необходимости ее перенастройки. Существование обширной и растущей неформальной занятости – это свидетельство масштабного институционального провала государства.

Но главное – и это во-вторых – так называемая легализация не ведет к росту производительности труда. Она повышает издержки и для неформальных производителей, и для потребителей, что сокращает и спрос, и предложение.
Конечно, есть путь, по которому сегодня «легализаторы» предлагают идти – лишать «подозреваемых» пенсий и бесплатного медицинского обслуживания. Наверное, это возможно. Но и у этого решения есть немалая цена. И дело не только в том, что это плохо вяжется с идеей социального государства, записанной в Конституции. Как бы мы в пылу «легализации» не создали у себя дома социальное дно такого масштаба из многих миллионов сограждан, что другие социальные проблемы надолго отойдут на второй план. Этот риск также не следует исключать.

Для ограничения неформальности в первую очередь необходимо системное совершенствование институциональной среды и повышение качества регулирования. Нужно снижать административные барьеры, облегчая вход в бизнес, стимулируя создание новых и расширение действующих формальных предприятий. Только через интенсивное создание формальных рабочих мест можно остановить рост числа неформальных. Вопросов много. Практических и сложных еще больше. Простых – почти нет. Безусловно, ловля черной кошки в темной комнате, где ее, скорее всего, нет, может быть очень выгодным занятием. За хорошую зарплату в удобном кабинете ему можно предаваться сколь угодно долго.

Авторы – директор ЦеТИ НИУ ВШЭ; член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН и замдиректора ЦеТИ НИУ ВШЭ

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

https://www.vedomosti.ru


Источник: ИА "КавказИнфо"
ИА "Чеченинфо"
-Здравствуйте! Получаю пенсию на сына по потери кормильца. в апреле сыну исполняется 18 лет.
23.10.2017 Пенсионный фонд
  Страховое пособие по потере кормильца устанавливается и выплачивается его родственникам для оказания им финансовой помощи.
23.10.2017 ИА Чечня Сегодня
В «Личном кабинете» на сайте ПФР запущен сервис подачи заявления на перерасчет пенсии.
20.10.2017 Пенсионный фонд
Трудовая пенсия по инвалидности положена людям I, II, или III группы ограничения трудовых возможностей, т.е.
19.10.2017 Пенсионный фонд
Отделение ПФР по Чеченской Республике напоминает о том, что на едином портале государственных и муниципальных услуг сформирован  раздел для пенсионеров.
19.10.2017 Пенсионный фонд
Здравствуйте! Я военный пенсионер с 2002 года. Не работаю. В апреле мне исполняется 60 лет.После выхода на пенсию 10 лет работал в различных организациях.
18.10.2017 Пенсионный фонд
По закону право на досрочное назначение страховой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин)  имеют следующие категории граждан:   -Женщина,
17.10.2017 ИА Чечня Сегодня
- Если ребенок получает пенсию по инвалидности с 16 лет, продолжатся ли выплаты после достижения им совершеннолетия?
17.10.2017 Пенсионный фонд
По закону право на досрочное назначение страховой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин)  имеют следующие категории граждан:   -Женщина,
17.10.2017 Пенсионный фонд
-Здравствуйте. Моей маме исполнилось 80 лет. На кого можно оформить опекунство?
16.10.2017 Пенсионный фонд
Отделение ПФР по Чеченской Республике напоминает до 16 октября работодателям  необходимо представить в Пенсионный фонд России сведения о своих сотрудниках по форме СЗВ-М: ФИО,
11.10.2017 Пенсионный фонд
Добрый день. Подскажите, моему ребенку 3,5 года. В мае умер бывший муж ( отец ребенка).
09.10.2017 Пенсионный фонд
Накануне в Надтеречном районе республики произошло дорожно-транспортное происшествие.
23.10.2017 МВД Чеченской Республики
В результате ДТП с участием автобуса и легкового автомобиля в Ленинградской области пострадали 17 человек, в том числе один ребенок.
23.10.2017 ИА Чеченинфо
Неизвестный с ножом напал на журналистку «Эха Москвы» Татьяну Фельгенгауэр: потерпевшая ранена в шею, угрозы ее жизни нет.
23.10.2017 ИА Чеченинфо
Представители РАНХиГС войдут в состав экспертных советов по реализации проектов медицинского и каспийского кластеров - ИА Чечня СегодняСегодня Первый заместитель Министра Российской Федерации по делам Северного Кавказа, Председатель Совета директоров АО «КРСК» Одес Байсултанов провел рабочую встречу с советником Председателя Государственной Думы ФС РФ,
23.10.2017 ИА Чечня Сегодня
Нацмузей Чечни организовал выставку в Ножай-Юртовском Доме культуры - ИА Чечня СегодняВ Доме культуры селения Мескеты Ножай-Юртовского муниципального района с 18 по 24 октября  проводится фотовыставка Национального музея Чеченской Республики.
23.10.2017 ИА Чечня Сегодня
Мадина Кадырова выиграла в первом  Всероссийском конкурсе среди незрячих  женщин по чтению  Священного Корана - ИА Грозный-информЖенская общественная организация «ИРАЗ» совместно с Образовательным центром для незрячих граждан «Интеграция» при поддержке Международной Исламской Миссии и Управления по делам религии при главе Республики Ингушетия пров
23.10.2017 ИА Грозный-информ
Сокровища со всего мира - Столица Плюс
Сокровища со всего мира
Государственный Эрмитаж – один из крупнейших и самых значительных художественных и культурно-исторических музеев России и мира – признан одним из пяти лучших музеев мира по результатам опроса пользователей крупнейшего ме
Столица Плюс
«Мир в радуге культур» - Столица Плюс
«Мир в радуге культур»
В Чеченской Республике состоялся ежегодный межрегиональный фестиваль народного творчества народов Северного Кавказа «Мир в радуге культур», посвященный Дню города Грозного.
Столица Плюс
Пресс-центр VIII Фестиваля культуры и спорта народов Кавказа - Столица Плюс
Пресс-центр VIII Фестиваля культуры и спорта народов Кавказа
Регионы СКФО представят экономический потенциал на Ярмарке брендов «Сделано на Кавказе» в рамках VIII Фестиваля культуры и спорта народов Кавказа   Программа VIII Фестиваля культуры и спорта народов Кавказа будет р
Столица Плюс
В спорткомплексе «Олимпийск» города Грозный прошло Первенство СКФО по дзюдо. - Министерство спорта  Первенство СКФО по дзюдо среди юниоров и юниорок до 21-го года прошло в спорткомплексе «Олимпийск» города Грозный.
24.10.2017 Министерство спорта
Первый этап Всероссийской акции «Зарядка с чемпионом» прошел в станице Шелковская. - Министерство спорта  В I этапе акции «Зарядка с чемпионом», которая прошла в физкультурно-спортивном комплексе «Терек» станицы Шелковская, приняли участие около 100 учащихся.
24.10.2017 Министерство спорта
В Грозном появится Центр ядерной медицины - Главa и ПравительствоНа базе ГБУ "Республиканский онкологический диспансер" в Грозном будет создан Центр ядерной медицины.
23.10.2017 Главa и Правительство
Председатель ВЭБ Сергей Горьков посетил Чеченскую Республику - ИА Грозный-информЧеченская Республика и Внешэкономбанк и дальше будут тесно сотрудничать в вопросах реализации проектов строительства инновационного технопарка «Казбек» и Всесезонного туристско-рекреационного комплекса (ВТРК) «Ведучи»,
23.10.2017 ИА Грозный-информ
Юношеская сборная Чеченской Республики стала победителем первенства Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) по греко-римской борьбе.
23.10.2017 Главa и Правительство
na sayt 6564 - U-martan.ru23.10.2017г.  Сегодня рабочая неделя началась с расширенного совещания в рамках Единой Концепции Главы Региона Рамзана Ахматовича Кадырова по духовно -нравственному воспитанию молодежи.
23.10.2017 U-martan.ru
Р. Кадыров: Я дышал в этой стране, как в родном доме - Главa и ПравительствоУпрочив единство с близкими соседями в Средней Азии, Россия сможет решить многие проблемы глобального характера - экономические, оборонные, политические, социальные,
23.10.2017 Главa и Правительство
Р. Кадыров – самый цитируемый блогер в сентябре 2017 года - Главa и ПравительствоГлава Чеченской Республики Рамзан Кадыров занял первое место в рейтинге цитируемости российских блогеров в сентябре 2017 года.
23.10.2017 Главa и Правительство